Модель Ballon Bleu открывает тему круглых корпусов, причина появления именно таких часов в доме Cartier никогда не скрывалась. Часов с круглыми корпусами не так уж и много в коллекциях Cartier. Из великих моделей здесь можно вспомнить, пожалуй, Pasha. Поэтому нужно было создать такую модель. Предложив коллекцию, Cartier немедленно определили и тренд – идеально круглые часовые корпуса, лаконичные, неподвластные изгибам и асимметриям, завораживающие своей правильностью.

С одной стороны, казалось бы, что может быть проще, чем сделать круглые часы? Здесь можно, например, легко воспользоваться историей, ведь идея старых карманных часов, которые в изобилии носили в XIX веке и в начале прошлого столетия, кругла, как головка сыра. Однако дизайнерам Cartier было бы странно лишь воспользоваться некими абстрактными моделями прошлого. Ведь перед ними всегда и в обязательном порядке стояла и стоит задача представить публике часы с ДНК Cartier. Хорошо известно, что часы Cartier не имеют права быть просто дорогими, или же красивыми, или же оригинальными предметами. Они должны быть вписанными в определенную и строжайшую традицию. Им следует выглядеть вещами с хорошей родословной. Они обязаны стать членами часовой семьи Cartier. И так делается не только для того, чтобы покорить сегодняшнего зрителя, который буквально в каждой вещи хочет видеть Cartier. Создавая "породистые" предметы, опираясь на коды и ДНК старых моделей, современные часовщики дома работают и на будущее дома (кто усомнится в том, что это будет большое будущее?). Ведь когда-нибудь, через пятьдесят или семьдесят лет, а, быть может, даже и раньше, следующие сотрудники Cartier откроют архивы и сделают уже новые часы, чей дизайн и мифология будут связаны именно с Ballon Bleu.

Для того чтобы превратить обычные круглые часы в круглые часы от Cartier, нужно было придумать несколько дизайнерских ходов. И вот дизайнеры придумали следующее – они возвели идею круга в квадрат. Не в буквальном смысле, но в смысле математическом.

Чтобы не разрушать гармонию ровной линии, образующей круг корпуса, дизайнерам в первую очередь нужно было каким-то загадочным и невероятным образом избавиться от заводной головки, функционального и обязательного часового элемента, выдающегося над поверхностью. После нескольких месяцев раздумий и сомнений дизайнеры решили спрятать заводную головку под линию корпуса. Гнездо, в котором оказался в итоге этот элемент, получило круглую форму. Таким образом, круга стало два – большой, у корпуса, и маленький, у гнезда заводной головки.

Впрочем, при желании тему кругов можно еще множить. Например, обратить внимание на круглое маленькое окно даты. Или на круг, разделяющий середину циферблата и римские цифры – такой идеальный кружок из меток и точек называется "железная дорога". Ощущение круга только усиливают рисунки гильоше, своими прохладными волнами стремящиеся к центру, к самой середине циферблата.

Тема Ballone Bleu – "Голубого шара" – находит оправдание и в дизайне: голубым шаром в итоге оказывается заводная головка, украшенная хрестоматийным синим сапфиром-кабошоном. Помещенная в своем гнезде и накрытая золотой аркой, заводная головка излучает сияние – так в драгоценном металле отражается свет от драгоценного камня.

С точки зрения мифологии, эти часы воспевают тему техники, но в ретроключе. Ballon Bleu, несомненно, отсылают к воздухоплавателям и авиаторам прошлого, но с другой стороны, они отчасти похожи на иллюминатор самолета или корабля. Магнетизм, всегда свойственный часам Cartier, возникает из-за тщательно прорисованного баланса всех компонентов.

В настоящий момент выпущены три версии "Голубого шара" – большая (42 мм в диаметре), средняя (36,5 мм) и маленькая (28,5 мм). Материалы – белое, желтое, розовое золото в сочетании со сталью и белыми бриллиантами. Пока "Голубой шар" предлагается только на браслетах, однако, учитывая коммерческие традиции Cartier, вне всяких сомнений, в 2008 году Ballon Bleu будут предложены публике и на кожаных ремешках. Такова была схема выхода предыдущих часов La Dona de Cartier, и нет причин полагать, что она будет изменена.

Источник «Коммерсантъ»