Ювелирная энциклопедия
Ювелирные изделия времён Александра I
Ювелирные изделия времён Александра I

 

Техника работы была в начале XIX века тоже своеобразна. Ювелирные вещи отличаются сперва тем, что они все работаны "à plat", т. е. гладко, без моделировки, без рельефа, без накладных или припаянных сверху частей, орнаментов и прибавлений; как будто их вырезали из толстой, гладкой пластинки серебра или золота. Способ вставки камней солиден, безукоризненно хорош, аккуратен и тщателен, а сама оправа тонко обработана, однако не всегда на высоте стиля и вкуса. Орнамент наиболее распространённый состоит из линий "à la grecque", из пальметов, квадратиков и очень несложных рисунков, не требующих воображения или труда в композиции.

С 1810—14 гг. начали работать вещи из матового золота. Около 1815 г. прибавлялись орнаменты, состоящие из золотых, внутри пустых полушариков, на которых паяли маленькие зёрнушка золота, одно возле другого. Во Франции называли эту технику "le grainti".

Драгоценные камни – и полудрагоценные, вошедшие в моду, вставлялись в крупные оправы, так что весь предмет имел тяжёлый вид.

Ювелирные изделия времён Александра I

Три диадемы, принадлежащие С. П. Дурново: 1) Из бирюзы и бриллиантов.

2) Из бриллиантов и опалов.

3) Из бриллиантов

Особенно серебряная оправа алмазов и бриллиантов была часто чересчур крупна. Получалось впечатление, что хотели достигнуть наибольшего эффекта с возможно малой тратой ценного материала. Около 12-го года вошли в моду вещи из филиграна. Филигран сам по себе хорош только, если он золотой или заново вызолочен. Серебряный, почерневший и запылённый, получает скоро отвратительный вид. Филиграновые работы этого времени как-то: колье, брошки, гребни и пр. часто украшались рядами кораллов или гранённых янтарных шариков. Получалось что-то, очень некрасивое, несолидное и безвкусное – а несмотря на то, эти вещи считались одно время самыми элегантными и модными.

Другой способ делать ободки и оправу держался до времён Людовика Филиппа. Они походили на филигран, но были гораздо солиднее и красивее, французы называли это "cannetille". Сама оправа состояла из матового золота, украшенного припаянной проволокой, имевшей вид большой скрипичной струны, так как проволока была обвита другой более тонкой. Маленькие штампованные розетки и листики пополняли орнамент оправы.

В двадцатых годах начался период, продлившийся очень долго, когда ювелирные вещи делались крупными, но чрезвычайно лёгкими. Всё выдолблено, как-то раздуто, пусто, сделано из тонких пластинок золота, всё рассчитано только на внешний вид. Материал и камни, употребляемые в ювелирном деле Александровских времён, довольно разнообразны. Мы уже говорили о роли, которую играли камеи; наряду с ними очень ценили и любили мозаику. Предпочитали Римскую, состоящую из совсем маленьких камушек, но и пластинки флорентийской мозаики вставлялись в браслеты, пряжки и пр. Приблизительно до 20-го года ювелиры обрабатывали золото, и только с развитием романтического стиля начали опять употреблять серебро для украшений и вещиц в мнимо средневековом вкусе.

Из камней на первом плане стояли бриллианты, сапфиры, рубины и изумруды, но характерно для этой эпохи то, что на ряду с ними вошли в моду и очень понравились и ценились полудрагоценные камни. Самый любимый и самый распространённый камень, из этой категории был карнеол или сердолик (la cornaline).

В XVII и XVIII столетиях его употребляли исключительно для перстней с гербами и для печатей, а в больших кусках и для табакерок. С 1800 года, наоборот, он встречается в роли любого драгоценного камня. Затем аметисты, жёлтые и розовые топазы, аквамарины, агаты и ониксы очень ценились и из них делали целые парюры, колье, гребни, браслеты, диадемы, цепи. Появились эти камни из Бразилии и Мексики. Из агатов, главным образом, встречается моховой агат, (Moosachat, agate arborisée), употреблявшийся в предыдущем столетии только в более или менее крупных кусках как украшение разных предметов: табакерок, часов и пр., но отнюдь не как драгоценный камень рядом с бриллиантами и первоклассными камнями. Впрочем, моховой агат тогда был гораздо более редкий, чем в наше время.

Особенно в двадцатых годах изготовлялись дамские украшения из очень крупных малоценных камней, вставленных в очень крупные оправы. Роскошный и богатый вид, однако, совсем не соответствовал стоимости.

Гранаты, – модный камень XVII века, – не ценили. Цепочки из них носили только дети и совсем молоденькие барышни, зато жемчуга держались в моде; из них предпочитались грушеобразные. Страсом (le Strass) украшались одни актрисы, а янтарные колье и другие янтарные украшения носились гризетками. Около 1818 г. опять вошли в моду кораллы, забытые и презираемые приблизительно в течении 150 лет. Особенно дорого ценились коралловые камеи с античными головками. В 1821 г. всё парижское общество заговорило о кораллах русской княгини, фамилию которой, – к сожалению, не называют. Она появлялась на вечерах в парюре из кораллов, состоящей из большого колье, гребня в двух рядах, образовавших один диадему, а другой "une corbeille" т. е. украшение на верху причёски; такие же были у неё пряжки для пояса, крючок для часов, браслеты, серьги, нескольких колец и перстней. Все части были резные, с изображениями античных головок, а оправа состояла из золота, со множеством небольших отверстий*. Перламутр и черепаха очень мало употреблялись, особенно первый, который так ценился в середине ХVIII века, был совершенно заброшен и забыт. То же самое можно сказать о лаке, вошедшем в моду только в 30-х и 40-х годах.

Совсем особый отдел составляют женские украшения из стали, много продаваемые ювелирами в 1819–30 гг. Уже в XVIII веке пришла мысль воспользоваться сталью для ювелирных вещей и украшений, особенно мужских. Тогда уже носились цепочки для часов, шателены, набалдашники. Из Англии эта мода перешла во Францию и к нам; начали делать и дамские вещи из стали. Даже карнеолы и агаты оправляли в сталь. Императрица Мария-Луиза имела целую гарнитуру стальных вещей, состоящую из гребней, цепочек и браслетов и пр., стоящую 1724 франков и купленную у Defreneu в Париже. Там же в 1819 г. находились на выставке стальные украшения, как уверяют замечательно исполненные ювелиром Frichot, который улучшил механический способ изготовления. Сталь была отшлифована и гранёна и представляла, пока на ней не было ржавчины, солидную и красивую вещь. Наш Тульский завод со времён Екатерины II изготовлял разные мелкие вещи, и потом занимался фабрикацией украшений.

Носить их было принято на небольших вечерних собраниях, особенно на концертах и музыкальных вечерах. С 1820 по 1824 г. временно вошли в моду чёрные украшения из "же" (le jais, jayet, jet gagat), особенно при траурных платьях. Делали из этой массы: камеи, колье, гребёнки, цепочки, лорнетки, кольца, и пр. Впрочем уже к концу XVIII века, носили цепочки, состоящие из звеньев "же" ромбовидной формы. Однако с 30 годов совершенно забыли о существовании этой массы, состоящей или из смоляного угля, или из суррогатов его, как стекло, смола и прочее.

 

Ювелирные изделия времён Александра I

Изделия из бриллиантов

Произведём ещё обзор отдельным ювелирным вещам и предметам, бывшим в моде в первой четверти XIX века.

Диадемы и гребни стоят на первом плане. Формы их весьма разнообразны. Сперва появились золотые, тяжёлые, богато убранные драгоценными камнями

и жемчугом – обручи или полуобручи, которые надевали прямо на лоб. Это имело целью покрыть край парика, который тогда носили очень многие. Такая диадема иногда заменялась металлическими менее широкими кругами или ободками или полуободками. Немного спустя, около 1818 г., форма диадемы изменилась, стала легче, грациознее. Диадема надевалась выше лба, так что из под неё видны были волосы, или даже большая часть прически.

На воспроизв. после стр. 532 мы видим на верху диадему из бирюзы и бриллиантов, русского типа, напоминающую своей формой кокошник. Вторая диадема из бриллиантов с очень крупными прелестными опалами, типична для времён "Реставрации", и третья, состоящая из бриллиантовых цветов и листьев, тоже относится к 20-м годам.

Ювелирные изделия времён Александра I

Колос (увеличенно) из диадемы. В журнале колос воспроизведён в натуральную величину (13 см). — Прим. ред.

(Собств. С. П. Дурново)

Она приближается к головному убору, составленному из диадемы и гребня из полевых цветов и колосьев. Последний мотив особенно характерен для эпохи двадцатых годов, когда он играл главную роль в композиции. Везде видны были в причёсках колосья, то золотые, подражающие натуральным, то стилизован-ные украшенные драгоценными камнями. На воспроизв. после стр. 538 мы даём прекрасный пример этого рода украшений, 18 отдельных колосьев (и на воспроизв. на стр. 541 один натуральной величины), из бриллиантов, оправленных золотом; они предназначены быть вставленными в диадему-ободок, которую надевали на голову как венок. Драгоценные гребни были обязательны в причёске этой эпохи.

Ювелирные изделия времён Александра I

Золотой гребень, цветы из рубинов и бриллиантов.
(Собств. С. П. Дурново)

Они дугообразны, то узкие с шариками и камнями на верху, с четырёхугольным выступом, то украшены золотыми и бриллиантовыми цветами и колосьями. На воспроизв. на стр. 538 (535. — Ред.) изображён очень характерный золотой гребень двадцатых годов с цветами из рубинов и бриллиантов. Иногда гребни бывали и двойными, т. е. в одно время передняя часть служила диадемой, а задняя гребнем и украшением волос на темени.

Диадемы и гребни осыпаны, обыкновенно, драгоценными камнями, бриллиантами, или жемчугом, кораллами и т. д.

В общем головное убранство представлялось в таком виде: длинные золотые шпильки держали поднятую причёску; спереди красовалась диадема из камей, из драгоценных камней, или в виде венка из лавровых и оливковых листьев. Роскошный гребень или находился наверху причёски или был согнут в полукруг. К этому прибавлялись иногда ещё шнурки из жемчуга, обвивавшего части причёски. занимали, равным образом, видное место. Начиная с 1804 г., носили ожерелье, состоящее из несколько неравных рядов бриллиантов, так что один ряд был длиннее другого. Такое ожерелье называли "en esclavage" и надевали его, или на шею, или как украшение корсажа, или причёски. На воспроизв. после стр. 538 мы видим такое колье из трёх рядов крупных бриллиантов. Этот фасон имеет первообразом колье très à la mode несколько лет перед тем. Тогда носили украшения,

Ювелирные изделия времён Александра I

 Колье и ожерелье

Ювелирные изделия времён Александра I

Колье "en eclavage" из бриллиантов и изумрудов.
(Собств. С. П. Дурново)

состоящие из квадратных, восьмиугольных или овальных пластинок, из сердолика, мохового агата (часто окружённые жемчугом), соединённые между собою двумя, тремя или несколькими неравными цепочками. Колье иной формы называли "à la romaine".

Чтобы лучше показать и выставить любимые и ценные камеи были изобретены длинные колье, называемые "sautoirs". Их надевали на шею: или на крест, или через одно плечо. На воспр. на стр. 540 изображено такое колье, состоящее из ромбов с бриллиантами и изумрудами. Кроме этих образцов ещё много других было в моде. Например, ожерелье из витых шнурков мелкого жемчуга с кисточками, которыми обвивали волосы, но так, что часть ожерелья лежала на плечах. Затем пользовались большим успехом колье в форме змеи. Мы уже встречаем их в конце XVIII века, но в 1825 году они ещё были в моде; только тогда их стали делать очень лёгкими. Они часто эластичны; толщиной в палец; головка змеи служить фермуаром, а загнутый хвостик — крючком.

В конце Александровского царствования вошли в употребление богатые ожерелья из крупных драгоценных камней, часто украшенные висячими грушеобразными камнями, (как это видно на воспр. на стр. 537) где изображено колье из бриллиантов и очень крупных изумрудов, между тем как воспр. после стр. 536 показывает богатое колье (опалов и бриллиантов), принадлежащее к целой парюре из этих камней. На воспр. на стр. 537 изображена кроме того шейная бриллиантовая лента, грациозной формы, как образец более коротких колье. Помимо такого рода драгоценных украшений, имелись другие, под различными названиями, сентиментальными и символическими. Упомянем об одном подобном образце, носимом во Франции в начале XIX века и имевшем отдалённое сходство с колье, которое у нас теперь в моде: это цепочка с висячими нанизанными яичками, — пасхальными подарками. Такого же рода колье было "collier au vainqueur". Оно тоже состояло из цепочки, но вместо яичек висели на ней 20 сердец, резанных из карнеола, оникса, малахита, аметиста, граната, ляпис-лазури и даже из пальмового дерева. Такого рода вещь имеет только значение скоро проходящей моды, чего впрочем нельзя сказать о современных колье с яичками, так как они представляют очень остроумное применение обычных и нередко довольно ценных и красивых пасхальных воспоминаний.

Ювелирные изделия времён Александра I

Ожерелье, две брошки, серьги из опалов, оправленных в бриллианты

(Собств. С. П. Дурново)

Ожерелья из жемчугов, были в моде – как и во все эпохи – в царствование Александра I.

 

А. Е. Фелькерзам

Чтобы отдать себе отчёт в развитии и истории стиля XIX века, надо обратиться к его первоисточнику — XVIII столетию. Франция времён Людовика XIV создала моды и вкус неожиданных капризов, заняла первенствующее место в области искусств. Россия пошла по тому же пути, подражая Франции. Ювелирное дело, порождение потребности к роскоши, всегда и всецело отражает влияние мод.

Революция во Франции временно остановила развитие ювелирного искусства. В 1791 г. цехи золотых дел мастеров были окончательно уничтожены и на ювелирные изделия ввелись привилегии, так называемые "патенты". Свободная нация разрешала каждому работать и продавать что ему угодно и пробных работ ни от кого не требовалось. Это был страшный удар, нанесённый промышленностям и в особенности золотых и серебряных дел мастерам, которые от этого пострадали больше других. Граф de Laborde, стоящий близко к эпохе, так освещает последствия этих событий: революция на своём пути перевернула всё, как законы и порядки страны, так и общества и соединения промышленности и ремёсел. Она уничтожила исторические воспоминания, сплотившиеся в церквах и музеях и олицетворённые в художественных памятниках. Она жгла архивы – государственные и фамильные, библиотеки публичные и частные, она предала неизвестности все традиции: традиции учеников, закрывая школы, – традиции учителей, упраздняя академии, традиции рабочих и ремесленников, запирая "les manufactures royales", – и таким, образом, революции в конце концов удалось разорить промышленное дело как нечто цельное и органическое. Была объявлена полнейшая свобода и независимость искусства и промышленности. Одновременно, гильотиной и ссылкой уничтожалось благородное общество, которое было сознательным, широким и могущественным покровителем художеств. С упразднением ремесленных корпораций и цехов, исчезли семейства и старинные роды художественно-промышленников, где вырабатывались по нескольким поколениям специалисты своего дела.

Во Франции, как это доныне в Японии, – издревле, процветало наследственное художественное ремесло, образование специалистов отдельных семейств. Результат уничтожения их был плачевным. Скоро художники уже не нашли людей способных работать по их рисункам. Они остались недовольными плохим исполнением их идей и моделей. Фабриканты и рабочие со своей стороны объявляли их невыполнимыми и все упрекали друг друга в невежестве. Так исчезли единство идей и направлений, гармония между композицией и исполнением. Уничтожив взаимные обязательства между мастером и учеником, лишили последнего возможности пользоваться бесподобною школою, мастерскими, где сосредоточивались все традиции – и, что крайне важно – и все секреты ремесла. В мастерской каждый учился быть пригодным ко всему, что от него требовалось и не приходилось прибегать, как это было в последствии, к знаниям и опытности посторонних специалистов. Распределение труда, развивавшееся потом, было несомненно полезно и плодотворно для скорости исполнения и для дешевизны, но вредно с точки зрения эстетики, так как уменьшило любовь к ремеслу, сделавшемуся второстепенным трудом. Кроме того оно уничтожило единство, которое должно царствовать во всех частях художественного произведения.

Террор 1793 года, уничтоживший как самые драгоценности, так и заказчиков их, оставил золотых дел мастеров и ювелиров без работы, без средств к существованию. Ведь, не только дворяне и знатные, но и все собственники казались "подозрительными" лицами и должны были прятаться или бежать за границу, где они продавали всё ценное, что удалось спасти. Оттого мы и видим, с одной стороны, массу французских эмигрантов – мастеров в России, а с другой, такое множество французских ювелирных вещей, камней и драгоценностей у нас.

Во Франции в это время смели носить только украшения свидетельствующие о республиканском гражданстве: серьги в виде ликторских топоров, фригийских шапок и пр. Делали вещи из обломков камней Бастилии, эмблемы равенства, из золота очень низкой пробы. После этой мизерной, безвкусной и грубой, к счастью непродолжительной эпохи, естественным образом, появилась жажда и неудержимое стремление к лучшему. Со вновь зародившейся личной безопасностью опять появилась роскошь во Франции. В эпоху Директории, мода ещё колеблется; в сущности это ещё вкус эпохи Людовика XVI, родившийся под влиянием M-me de Pompadour, как реакция против злоупотребления стилем рокайль. Момент, когда высшему и образованному обществу надоели эти искривлённые орнаменты, совпал как раз с серьёзным литературным и археологическим событием: открытием Помпеи в 1755 г., очаровавшей весь цивилизованный мир. Восхищались новыми находками и естественностью; противникам стиля "rocaille" стало тогда легко направить вкус и моду к античному миру, которому все бросились подражать — не успев, однако, — основательно с ним ознакомиться. Хотелось воскресить вкус классических римлян и греков, стараясь всё свести к простому, естественному. Это было прекрасно, пока осталось в мудрых границах. После того, как успели удачно переделать в новом направлении орнамент в архитектуре, мебели, иллюстрациях книг и пр. новая мода перешла с одежды и костюма на ювелирные изделия и украшения.

Уже в 1791 г., когда перевозили останки Вольтера в Пантеон, вся процессия была одета "à l’antique", и на улицах Парижа виднелись костюмы старого Рима. В сущности повторилось то же, что произошло много столетий назад — явился новый ренессанс, с той только разницей, что ренессанс XV и XVI столетий основан на Риме сравнительно поздней эпохи — между тем как стиль Людовика XVI черпал из более ранних источников Римского искусства, когда оно ещё содержало в себе более чисто-греческих элементов. Так родившийся из стиля Людовика XVI, и медленно преобразовавшийся стиль "Empire" всё более обращался к первообразу античного искусства, именно к греческому источнику и во время царствования Наполеона достиг апогея. Не довольствуясь этим, художники черпали своё вдохновение даже в жизни Египта. Но это преемственное подражание всему древнему простому, строгому и величавому таило в себе зародыш разложения и смерти изысканного стиля. Благородный "Empire" превратился впоследствии в сухой, скучный, скудный, бедный — скоро всем надоевший и от которого старались отделаться, когда повеяло духом романтизма.

Классицизм завоевал как Европу, так и Россию в конце царствования Екатерины Великой, борясь с рококо и "ancien regime’ом". Естественно, что раз Франция, не смотря на революцию, продолжала быть законодательницей вкуса, то эволюции, которые пережил классицизм, перешли в Россию. С момента восшествия императора Александра I на престол, стиль "Empire" завоевал сердца и вкусы русских. Ювелирные изделия и украшения этой эпохи, как всегда, так тесно связаны с костюмом, что нельзя не коснуться и его. Когда начали носить платья без рукавов, легкие "peplums à la romaine", начали носить по три браслета на каждой руке. Один немного ниже плеча, второй выше локтя и третий у кисти. Одновременно вошли в моду перстни и кольца на обеих руках и на всех пальцах, не исключая большого. Ко всему этому явились большие кольцевые украшения: серьги, и широкие пряжки для пояса, носившегося очень высоко под грудью. Мода на обнажение шеи, груди и рук долго держалась несмотря на критиков, на щепетильность стыдливых и на мнение врачей. Если, в Париже говорили: "ce qui plaisait à Athènes tue à Paris", можно себе представить, как бранили у нас эту моду, действительно, ещё более пагубную для нашего климата, и трудно понять как наши прабабушки не отказались от этих античных костюмов. Что этого, однако, не случилось, показывают нам многочисленные сохранившиеся портреты и свидетельства того времени. С другой стороны, может быть, у нас это было менее опасно для здоровья, чем в Париже: зимою наши помещения хорошо отапливались и на балах и вечерах царила необычайная жара в освещённых массами свечей залах. Впрочем, за исключением браслетов, колец и пояса, женщины тогдашнего времени не носили многих украшений. Они старались по возможности быть похожими на античных статуй, и по возможности быть больше обнажёнными. Понятно, что с такими тенденциями украшения не делались предметом особой изящной изысканности. Многие женщины даже совсем не носили украшений или довольствовались одним скромным предметом – кольцом или браслетом. С 1804 г., наоборот, начинается период, в продолжении которого носили чересчур много драгоценностей, и многие дамы имели вид передвижной ювелирной выставки. А через 10 лет, приблизительно, последовала опять реакция, и хорошее общество перестало украшаться.

Конечно, нельзя строго определить годы этих колебаний моды от крайности до крайности, тем более, что местные условия везде играют важную роль.

В общем надо иметь в виду, что мода в России держалась обыкновенно несколькими годами долее, чем на Западе. Легко убедиться в сказанном, глядя на портреты писаные в России: Виже Лебрен, Лампи, Молинари.

*Все иллюстрации этой статьи воспроизводят драгоценности, принадлежащие Софье Петровне Дурново, рождённой княгине Волконской. Считаем приятным долгом выразить глубокую благодарность владелице их, любезно предоставившей в наше распоряжение часть своего редкого и ценного собрания. Оно состоит всецело из родовых сокровищ Демидовых, Дурново и князей Волконских.

 

источник: Ювелирный музей Jewellerymuseum.ru


просмотров: 6093
Search Results from Ebay.US* DE* FR* UK
Ring 925 Sterling Silver Size 7 Scapolite 1ct Natural Gemstone Jewelry

$102.50 (10 Bids)
End Date: Monday Sep-25-2017 17:00:54 PDT
|
David Yurman Sterling Silver & 14k Yellow Gold 5mm Blue Topaz Bracelet Size 7.25

$6.99
End Date: Friday Oct-20-2017 13:39:01 PDT
Buy It Now for only: $6.99
|
2ct White Topaz 925 Sterling Silver Stud Earrings 6mm

$45.87 (7 Bids)
End Date: Wednesday Sep-27-2017 19:45:15 PDT
|
BEAUTIFUL Solid 14k Yellow Gold / Diamond Ladies Ring * .20 CT Size 8.5

$10.19
End Date: Tuesday Oct-3-2017 13:21:46 PDT
Buy It Now for only: $10.19
|
Search Results from «Озон» Ювелирные украшения


2003 Copyright © «Zoloto.Peterlife.ru» Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Золото, Украшения, Ювелирная энциклопедия. Производство ювелирных изделий.
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт
  Яндекс цитирования Яндекс.Метрика